НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ







Два вида лягушек оказались не способны слышать свое кваканье

В Мексике обнаружена окаменелость черепахи возрастом 65 млн лет

У маленькой африканской змеи оказалась самая толстая кожа

Без коралловых аспидов подражающие им псевдокоралловые змеи теряют полосатый окрас

Ученые объяснили устойчивость смертельно ядовитых лягушек к собственному токсину

Всего за 15 лет жизни на островах гекконы приспособились к питанию более крупной добычей

Американцу отправили по почте редких змей в банке из-под чипсов

Как летают украшенные древесные змеи?

Лягушки подсказали биомаркер безрубцовой регенерации

Десять самых ядовитых змей

Вымирание динозавров позволило лягушкам захватить Землю

Российские ученые узнали, как работает яд черной гадюки

Химики обещают создать универсальное противоядие от ядов змей

Слюна лягушек оказалась неньютоновской жидкостью

Лягушки и жабы — обладатели уникального для позвоночных цветового зрения

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Девы все равно не разберутся

Ущелье привело к оврингу - узкому настилу, карнизом извивавшемуся вдоль отвесной гранитной стены. На площадке, с которой брал начало овринг, из расселины выбивался маленький веселый ручеек. Чуть повыше из той же расселины росло большое дерево с раскидистой кудрявой кроной.

Рядом с родником, словно гигантское надгробье, лежала большая плоская каменная плита. На ней в беспорядке валялись пустые бутылки, обрывки шкур, черно-зеленый медный кумган, старые истертые калоши, бычьи и козьи рога и множество других самых разнообразных предметов. Ветки дерева были почти сплошь обвязаны узкими и широкими, белыми и цветными лентами. На площадке, отдыхая перед трудным переходом по оврингу, щипали нежную зеленую травку несколько развьюченных ослов. Здесь же, устроившись в тени огромной скалы, пили чай их хозяева.

- Ассалам алейкум!- приветствовал их Курбан-Нияз.

- Ва алейкум - ва аосалам! - послышалось в ответ, и путники, поднявшись с земли, протянули нам руки.

После традиционных взаимных осведомлений о здоровье и успехах нас пригласили к чаю. Нужно ли говорить, что мы "е отказались. Жажда мучила нас давно, а ничто так хорошо ее не утоляет, как горячий, терпкий кок-чай.

Мы уселись рядом с путниками, и пиала пошла по кругу. Путники знали Курбан-Нияза и слышали о нас. Разумеется, во время чаепития разговор шел о змеях. В мешках дядьки и Кости лежали две большие гюрзы, а в моем - длинный и толстый черноголовый полоз. Путники попросили показать им змей.

Костя развязал свой мешочек, где лежала гюрза покрупнее. Наши новые знакомые с опаской заглядывали внутрь, при виде толстой змеи испуганно вскрикивали, с уважением и страхом поглядывали на Костю и отходили в сторону.

Однако самый большой успех неожиданно выпал на мою долю. Желая показать горцам неядовитую змею, я рукой полез в мешок и вытащил из него топорщившегося полоза" Едва полоз был извлечен из мешка, как послышался дружный испуганный крик, и все горцы отошли подальше.

- Чего испугались?- сказал Курбан-Нияз и взял у меня полоза.- Это неядовитая змея, ее не нужно бояться!

Но горцы, стоя поодаль, просили не отпускать "страшную" змею. Только после долгих уговоров они подошли ближе и с любопытством разглядывали полоза, обвившего руку проводника.

- Это очень опасная змея! - убеждал нас один из горцев.- Если она укусит, умрешь! Спасенья нет!

Вместо ответа Костя вытряхнул из мешочка гюрзу, взял ее рукой за голову и пинцетом раскрыл пасть. На верхнее челюсти змеиной пасти торчали два длинных кривых зуба.

- Смотрите,- показал он горцам,- это ядовитая змея. Вот ее оружие - зубы. А вот,- Костя чуть нажал на зуб плоской стороной пинцета, на блестящем металле появилась желтая капелька - а вот яд! Вот где опасность и смерть! Теперь, Леша, открой пасть полозу.

Я взял у проводника змею и, сжав пальцами ее пасть с боков, заставил разжать челюсти. Длинных зубов не было. Вместо них по краям пасти и нёбу были видны несколько рядов частых, чуть заметных зубов.

- Где здесь ядовитые зубы? Раз нет ядовитых зубов, то змея не опасна. Есть, правда, змеи, у которых ядовитые зубы расположены в глубине пасти. Для человека те змеи не опасны. Ведь никто не станет совать руку в глубь змеиной пасти.

В это время полоз, которому, очевидно, не понравилось столь фамильярное обращение, вырвал голову и, широко раскрыв пасть, захватил ею весь первый сустав моего указательного пальца и с такой силой сжал челюсти, что его маленькие, но очень острые зубки пробили кожу до крови. Сильной боли не было, но я бы не сказал, что это доставило мне удовольствие.

Горцы возбужденно загомонили, а я попытался отцепить полоза. Не тут-то было! Разжать челюсти змеи мне не удавалось.

- Отпусти его,- посоветовал Костя,- дай свободно повиснуть, он сам отцепится!

Так я и сделал. Почувствовав свободу, змея разжала челюсти и шлепнулась на землю. Перепуганные горцы бросились врассыпную.

- Куда вы? - кричал им Курбан-Нияз.- Не бегите, ничего страшного нет!

Куда там! Горцы не слушали проводника и остановились, лишь отбежав на безопасное расстояние. Только когда полоз был водворен обратно в мешок, а мешок крепко завязан, они подошли к нам и сочувственно смотрели, как Костя залил мне ранку йодом и завязал бинтом.

- Э, нет! - сказал один из них.- Хоть миллион рублей платили бы мне за каждую змею, я все равно не стал бы их ловить!

По просьбе горцев мы положили мешочки у дальней скалы, и чаепитие возобновилось.

- Курбан-Нияз,- спросил я по-русски,- что это, за склад на плите и почему дерево увязано лентами?

- Овринг видишь? - ответил мне проводник и доказал на карниз.- По нему пройдешь - страху наберещься. От него до подножия обрыва метров двести. Если сорвёшься, то разобьешься. Другой дороги нет. Только по нему ходят. По оврингу страшно идти. Муллы и старики говорят, что возле овринга девы (духи) живут. Угодишь девам, пропустят тебя, не угодишь - столкнут или овринг под тобой обрушат.

Подходит темный человек к оврингу и молит аллаха и девов, чтобы пропустили его живым и невредимым. Обещание девам дает, если пропустят через овринг, жертву принести. Перед тем как на овринг ступить, отрывает от пояса или чалмы ленточку и на ветку привязывает, будто задаток дает, а большую жертву положит потом, когда через овринг пройдет. Ну, а когда страх позади, богатую жертву жалко оставлять. Вот и оставляют под деревом всякую дрянь. Девы все равно не разберутся!

Курбан-Нияз говорил по-русски, и горцы не поняли, о чем шла речь. Словно подтверждая его слова, они закончили чаепитие, молитвенно провели руками по лицу и бороде и принялись вьючить ослов. Самый старший из них подошел к дереву, опустился на колени, что-то прошептал. Снова провел руками по лицу и бороде. Снял поясной платок и принялся отрывать от него тонкую полоску. Его спутники, сгрудившись у начала овринга, терпеливо ждали окончания ритуала. Горец поднялся с колен, подошел к дереву и только хотел привязать к ветке свою ленточку, как вдруг испуганно отскочил назад и закричал:

- Змея!

Костя, дядька и я стремглав бросились к нему.

- Укусила? -схватил его за руку Костя.

- Нет, слава аллаху, нет! Там сидит!

На той самой ветке, к которой горец хотел привязать свою ленточку, уютно улеглась небольшая гюрза. Она заметила нас и соскользнула на землю, но уйти ей не удалось. Костя тут же прижал змею, и через минуту она была уже в мешке. На верхних ветках дерева мы обнаружили еще двух змей. Эти были покрупнее. Одна из них попала в тот же мешок, где сидела и первая, попугавшая горца, а вторая успела удрать. Она воспользовалась тем, что дядька, взобравшись на дерево, был занят сбрасыванием вниз ее соседки. Едва первая гюрза полетела вниз, как я и Костя бросились к ней. В тот же момент вторая змея прыгнула с высоты более пяти метров, шлепнулась на камень в метре от меня и бросилась наутек. Я замешкался, и змея успела улизнуть в одну из многочисленных щелей в основании скалы. Вытащить ее оттуда мы не смогли.

Горцы с любопытством наблюдали за нами. Они тронулись (в путь только после того, как мы посадили змею в меню шею.

Пожилой горец снова подошел к дереву и привязал к веткам уже не одну, а три ленточки. Потом он порылся в своей сумке, что-то пробормотал и положил на плиту надколотую пиалу. Все горцы при этом хором сказали: "О-омин!"- и провели руками по лицам и бородам.

- До чего же темные люди,- огорченно сказал Курбан-Нияз.- Они благодарят аллаха и девов за то, что те спасли их от змей! Эй, друг! - крикнул он.- Не того благодаришь! Спасибо ты должен Косте сказать!

Однако горцы не отозвались. Они поочередно ступили на овринг и скрылись за каменным уступом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://herpeton.ru/ "Herpeton.ru: Герпетология - библиотека о земноводных и пресмыкающихся"